Meyrinkiana varia

В «Големе» Майринка наряду с прочими интересностями есть фраза, которую произносит архивариус Шмайя Гилель (Schemajah  Hillel) в разговоре с измученным Пернатом: «На минуту  он задумался, и я слышал, как он прошептал по-еврейски: "Lischuosecho kiwisi Adoschem"» (Einen Augenblick versank er in Nachdenken, und ich hörte ihn einen hebräischen Satz murmeln: "Lischuosècho Kiwisi Adoschem."). В русском переводе Выгодского в примечании сказано «Известные слова псалмопевца: "Я уповаю на помощь Твою, о Господи!"», а у Кадиша так и вообще ничего. Однако этот комментарий — гадание на кофейной гуще. Фраза сказана Гилелем с ашкеназским произношением, на деле это не стих из Псалмов, а 18-й стих из 49 гл. «Бытия»: לִישׁוּעָתְךָ קִוִּיתִי יְהוָה [lishu‘atekha qivviti hashém=yhwh]— синод. «На помощь твою надеюсь, Господи!». Интересно, что в первом слове видна типичная замена «тав» на ашкеназский «с». Вероятно, Майринк в свой пражский период жизни общался с носителями ашкеназского прононса. Любопытно также, что набожный Гилель заменяет «Йахве» на «Адошем» = «Адонаи» (Господь мой)+«га-Шем» (Имя [Божие]).


Вот тут (http://www.mechon-mamre.org/mp3/t0149.mp3) на 2:46 — классическое произношение фразы.

А вот еще крюковские "перлы" из "Зеленого лика" (Das grüne Gesicht) навскидку:

«Основы древнегреческого учения о времени и модусе»

у Майринка:
Aken, Fr., Grundriß der Lehre vom Tempus und Modus im Griechischen" (реальная книга: Die Grundzüge der Lehre von Tempus und Modus im Griechischen, вот тут оцифрованная версия: https://dlib.rsl.ru/viewer/01004448708#?page=1)

На самом деле – труд филолога-классика Адольфа-Фридриха Акена «Основы учения о временах и наклонениях в греческом языке»

 когда Иисус в своем мученическом крестном пути на Голгофу – череп по-гречески - изнемог

у Майринка: und habe Jesus, als er auf seinem Weg nach Golgatha – der Schädelstätte – ausruhen wollte


и тут Крюков навыдумывал – Голгофа – не греческое слово, а арамейский (golgolta) вариант еврейского gulgōle (גֻּלְגֹּלֶת)

Ах, прав Фет, прав...

Прямо про нашенскую родную «стимуляцию» науки и «публикационную активность»:

«Вы разводите плодовый сад. Кажется, дело и цель его ясны. Вам хочется  сбирать плоды. Плодовые деревья по природе некрасивы. Стало быть, чем  скорее к цели, то есть к плодам, тем лучше. И опять ваше стало быть никуда  не годится. Единственное спасение и здесь — искусство для искусства,  дерево для дерева, а не для плодов. Выводите здоровое и непременно  красивое дерево (красота — признак силы) и не только забудьте о плодах,  но сопротивляйтесь их появлению, упорно обрывая цветы. Дождетесь  превосходных плодов. Вы можете действовать в совершенно противоположном  смысле, усиливая и подстрекая плодоносность, но убьете деревья и  навсегда останетесь без плодов.»


О пользе древних языков:

«Новейшие языки? Но лучший способ научиться им — практический, т. е.  тот, которым учат попугаев повторять ту же фразу на нескольких языках.  Зато способ этот оказывается совершенно бессильным в применении к другим  языкам. Не тот овладел латинским или греческим языком, кто запомнит  наибольшее количество вокабул и фраз, а кто путем умственного труда и  самостоятельного мышления вдумался в совершенно чуждый строй и порядок  представлений. Употребление малейшей частицы связано со строго  логическим отчетом перед самим собою. Вот где скрывается трудность  изучения древних языков и незаменимая заслуга их в деле умственного  образования.»

Об общей установке у нас (ничего не изменилось): 

Collapse )

Стефанов, Головин и Лавкрафт

«- Я принес вам показать несколько книг. Вот «По ту сторону сна»... сборник рассказов Говарда Филипса Лавкрафта. Мне бы очень хотелось, чтобы этого изрядного сновидца, столь живописно перелагавшего свои сны в романную форму, прочли и полюбили в России. Только не надо думать, что он на самом деле такой безысходно мрачный, как пишет о нем в послесловии к книге мой давний друг Евгений Головин.

Переводчица этих сказок для взрослых Валерия Бернацкая – наш главный редактор. Сейчас она готовит к печати еще одну книгу Лавкрафт под устрашающим названием «Хребты безумия». Но пугаться не надо – название скорее всего рекламное.»

(Знакомьтесь: «Земля неведомая», «Иностранная литература» №3, 1992, с.250).

Это слова Юрия Стефанова († 2001), «затворника из Теплого Стана», переводчика, традиционалиста, главного соперника Дугина в деле «первооткрывательства» Генона в постсоветской России. 

В 2006 «Вече» издало сборник его эссеев «Мистики. Оккультисты. Эзотерики». Там есть его очерк «Автопортрет на фоне Инфернального пейзажа» (эл. вар.: http://lovecraft.ru/author/articles/infernal.html ).

Collapse )

Еще раз о качестве переводов издательства "Энигма": Стефан Грабиньский

Читая Грабиньского по-польски, получаешь настоящее эстетическое удовольствие: недаром его сравнивают с По и даже с Лавкрафтом. Слог у него очень поэтический, не слащавый, одним словом — последний романтик польской литературы.

Русский же двухтомник, изданный «Энигмой», производит крайне гнетущее впечатление (за исключением короткого эссе Головина). 

Грабиньский предстает неуклюжим, косноязыким подростком, жутко ограниченным и примитивным. Переводчики (переводчицы, если быть более точным) постарались на славу, убив стиль польского «По» начисто. Помимо косноязычия, встречаются и чудовищные в своей убогости ошибки.

Одна из них — фраза из повести «Тень Бафомета» (Cień Bafometa), где описывается безуспешная борьба главного героя, поэта Помяна (альтер-эго самого писателя) с «толоконными лбами»:

Рус. пер.: «Помян пытался обратить взоры «измельчавших Антеев» к небу, напомнить о  целях высших»

Польск.: «[chodziło mu o ogół, o podniesienie go na wyżyny myśli] o „zwrócenie oczu tych Ateńczyków na niebo“ i zagadnienia najwyższe»

Ей-ей, где переводчица углядела тут «измельчавших Антеев»? В тексте речь идет об афинянах — «об обращении очей тех самых афинян к небу» — явная аллюзия на проповедь ап. Павла в Афинах (Деян. 17, 16 и далее).

Мало того, даже в переводе этого периода предложения почему-то переставлены местами (вероятно, редактору «так каатся» правильнее). 

Чуть ниже, совершенно в лавкрафтианском стиле, Грабиньский пишет о мучительной попытке героя открыть обществу «зомби» Истину — пишет очень пафосно, но совсем не пошло. Причем в тексте, данном в польском издании разрядкой, он дает непрямую цитату из стихотворения Мицкевича «Дорога над пропастью в Чуфут-Кале» (Droga nad przepaścią w Czufut-Kale) со всей ее мистической мощью.

«Twórczość jego powinna była stać się dla nich drugą przepaścią w  Czufut-Kale, poprzez którą jak przez szczelinę świata w momentalnem  ducha spięciu mieli spojrzeć na tajemnicze błonia tamtego brzegu...» (курсивом я выделил цитату из Мицкевича:

                  Mirzo, a ja spójrzałem! przez świata szczeliny
                 Tam widziałem — com widział, opowiém — po śmierci,
                 Bo w żyjących języku nie ma na to głosu

                  А я глядел, Мирза! Но лишь гробам шепну,
                Что различил мой взор сквозь трещину вселенной.
                 На языке живых – и слов подобных нет.)

В русском переводе получилось вот что:

«Его творчество должно было провести читателей завещанной классиками  «дорогой над пропастью», чтобы сквозь вселенские трещины вспыхнули для  них в мгновенном замыкании духа таинственные луга иного берега…»

Понятно, что по мнению редакторов читателям их серии имя Мицкевича ничего не скажет (хотя в России Мицкевич известен и переведен в достаточном объеме) и можно отделаться невнятной «завещанной классиками  «дорогой над пропастью», все равно — стиль и поэзия стиля Грабиньского пропадают безвозвратно (несмотря на то, что в польском трехтомнике именно на это предложение дан комментарий относительно аллюзии на Мицкевича).

Collapse )

О некоторых изданиях Лавкрафта.

https://philologist.livejournal.com/11121097.html

Любопытно, что это второй опыт "Энигмы" в издании творений Мэтра, и - такой же неудачный, как и первый, вот этот:

Помимо чудовищных переводов Н.Бавиной, пытающейся стилизовать великолепный стиль ГФЛ под псевдо-церковнославянщину (один перевод Night Gaunts как "костоглодные черничи" чего стоит!) и написавшую совершенно пгм-овское предисловие (второе, покойного Стефанова, получше, хотя тоже пестрит самодеятельностью), сборник отличается непоследовательностью: уж коли вы назвали книжку "Некрономикон", так будьте добры вставить, пусть в качестве приложения, "Историю Некрономикона", написанную самим Мэтром, а не совершенно невнятную статью Менегальдо. Лучше бы вставили что-нибудь из Джоши.

Новый блин, обозванный ни к селу, ни к городу "Криптософией" (термин использовался такими титанами мысли, как Афанасий Кирхер, подразумевая под этим "теософию", "богомудрость", либо постижение тайн природы и невидимого мира), предполагая, тем самым, некоторую идеологичность ГФЛ, чего никогда не было.

Аннотация: «Воистину, благо роду человеческому, если сакральные тайны мира сего так и останутся неразгаданными, ибо они не имеют к потомкам Адама никакого отношения, а тот несчастный смертный, который дерзнет проникнуть в них, рискует лишиться рассудка и стать отверженным изгоем, обреченным отныне влачить свое жалкое существование в печальном одиночестве», — предупреждал за полтора года до смерти американский писатель-фантаст Ховард Филлипс Лавкрафт (Howard Phillips Lovecraft; 1890—1937), очень хорошо понимавший чудовищную опасность профанации эзотерического знания, сокрытого от непосвященных под непроницаемым покровом тайны" показывает совершенную нечувствительность составителей к Лавкрафту, бывшему, по его же собственным словам, "механическим материалистом" и "агностиком, а в практическом смысле, скорее, атеистом". То, что составители с придыханием называют "эзотерическим знанием", сам Лавкрафт называл едким прилагательным "hackneyed" - ходульный, тривиальный, заезженный. Но деньги с наивных читателей рубить надо, так что напускаем побольше тумана и "заумных" слов типа "пещера, грот, могила, склеп, мавзолей, катакомбы, оссуарий, кенотаф, древнеегипетская мастаба" - при чем тут оссуарий, ей-ей, ума не приложу: пещеры, гроты, склепы, катакомбы, кенотафы в рассказах ГФЛ присутствуют (The festival, The Tomb, Under the Pyramids, the statement of randolph carter - там как раз кенотаф, The Hound), а вот оссураиев не было, - добавляем псевдо-головинского многословия ("только роковой фасцинацией бездны можно объяснить этот бесконечный танатологический квест одержимого криптоманией писателя") и добавляем "новых" переводов - опять же, как и в случае Бавиной, крайне неудачных (Unnamable переведено как "Неизреченное" - тоже мне, таинства Гермеса Трисмегиста, хороший перевод екатеринбуржского двухтомника, недоведенного до конца, гласил "Неименуемое" - стиль ГФЛ выдержан; The Thing on the Doorstep, ставшая нормой "Тварь на пороге", превратилась в неприличное "Нечто у порога", намекающее на то, что с соседями лучше не ссориться; и т.д., и т.п.). Кроме того, сумбурен сам принцип составления (похоже, просто у переводчиков были переводы разных текстов и их решили тиснуть в печати): нигде не указано, что ряд текстов написан в соавторстве (хотя по сути соавтор номинален, 90% написано ГФЛ, единственным способом для него заработать хоть что-то на жизнь было написание или литобработка текстов для клиентов), да и потом, в книжку впихнули и Juvenilia (Алхимик, Зверь в пещере), и Collaborations (Ночь в музее, Последний опыт, Погребенный с фараонами - по заказу "самого" Гудини, Till A’the Seas, Ночое братство - вообще по сути доработка Дерлета), и эссеистику (О написании фантастической прозы).
Короче, читателя, интересующегося творчеством ГФЛ, опять провели. Уж лучше бы поднатужились, и издали бы его нехудожественные работы (философия, религия, литература) и письма. Но нет, это неинтересно.
Тем же, кто раздумывает над тем, покупать ли эту книгу или нет, от себя дам искренний совет: учите английский и читайте Мэтра в оригинале, а не в фофудейных пересказах Бавиной или бесцветных двух "новых" переводчиков.
Вообще, заметил, что серия "Гримуар" изд. Энигма - крайне слабая как по качеству переводов, так и по отбору авторов (см. список здесь: https://fantlab.ru/series128). Примечательно, что Дэвид-Неель с ее "восточными сказками" вставили, а Эверса, Перуца или Жана Рэя - нет. Понятно, что там рулит г-н Крюков, комментирующий все и вся, полагающий свои переводы Майринка вершиной искусства (в сети были примеры того, как он наращивает предложение Майринка из пяти слов до целого периода), и знающий, что вставлять, а что нет. "Гарфанг" Головина был куда более перспективной серией, хотя томик Лавкрафта был убит чудовищными переводами Бернацкой, но реабилитирован оригинальным эссе Головина.
Впрочем, это так, старческое ворчание.

Varia philologica

Среди околоэзотерических фанатов и прочих экзальтированных на почве прекрасных вампиров девиц весьма популярно мотто:

"Мертвые только днем мертвы, а ночи им принадлежат, и эта луна, восходящая по небу, - их солнце"

Большинство из них не знает источника, "просто звучит прикольно" - и бессмысленно. Некоторые, правда, приписывают авторство А.В.Амфитеатрову.
Однако сам писатель в своем замечательном романе "Жар-цвет" (великолепная weird-fiction на русском языке, на мой взгляд, Лавкрафт бы оценил высоко) вкладывает эту поэтическую фразу в уста одного из героев, ссылаясь при этом на "Клотильду" Альфонса Карра.
Вот оригинал (это отповедь утопленников, жертв урагана, молящемуся за умерших без достойного погребения аббату)

"Les morts ne perdent que les jours, les nuits sont à eux, et cette lune qui se lève est leur soleil".

Едва ли данная информация будет полезна любителям/ницам "Сумерек" и "Дневников вампира", но для публики, искренне ценящей литературу (и притом - настоящую, качественную русскую литературу), будет небезынтересна.

Вдогонку Alchimia excrementorum: Philosophia faeculenta

"Листая старую тетрадь", наткнулся на давно читанное интервью со Свасьяном.
Фигура, вызывающая у многих спазмы разной этиологии.
Но то, что мужик умный, остается непреложным фактом:

диагноз:
"Вот так (хочется надеяться, не только так) сегодня в России делается философия. Дело даже не в том, что цитированный текст списан из французской книжки. Во французских книжках он выглядит совсем иначе. Пристрастие французов к фекалиям, гнили и прочим нечистотам стало едва ли не со времен Рабле общим местом. Английский путешественник Артур Янг описывает в восемнадцатом веке улицы Клермон-Феррана как «траншеи, прорезанные в куче дерьма», а главка «Отхожие места» в «Tableau de Paris» (1781–1788) Себастьена Мерсье написана чуть ли не с расиновским вдохновением. Я уже не говорю о современных философах (Сартр, Лакан). Но французы на то и французы, что даже в этом находят шарм. Смешно и нелепо, когда за это берется русский недоросль, так и норовящий переделёзить и перегваттарить оригинал."

лечение:

"Как быть? Наверное, надо начинать с принятия гигиенических мер. Прежде всего проветривать душу и ум от всех этих затхлых и гнилых дискурсов, как проветривают помещение со спертым воздухом. В целом же я не вижу другого выхода, кроме личных инициатив. Преподавай я философию в России или, что практичнее, имей я какие-то возможности в плане организации ее преподавания, я поставил бы во главу угла не оригинальничанье лекторов, а работу по усвоению классической философии. Дело не в терминологии — ей можно обучить и попугая, — а в умении мыслить проблемы. Скажем, кто-то владеет языком, родным или чужим, но какой толк в этом, если ему при этом нечего сказать! Философ — это тот, кто думает, прежде чем говорит. Сегодня предпочитают обратный вариант.  Речь идет прежде всего о том, как понять это: понять, что тебя дурачат, а ты, из боязни прослыть несовременным, почтительно замираешь перед семейной эдипализацией или приватизацией ануса.

Я думаю, должны быть обязательные и определяющие дальнейшую возможность учебы программы по истории философии (начиная с гегелевской). Философию нужно знать в ее адекватном и вменяемом — классическом — состоянии, прежде чем портить мозговые желудочки «ананасами в шампанском». Постмодерн и все современное я оставил бы на последний семестр, чтобы студент знакомился с ним, уже будучи зрелым и сильным, а не отравлялся им с самого начала. Делают же во время эпидемий прививки. Ну так вот, есть и умственные, интеллектуальные эпидемии, от которых тоже защищаются соответствующими прививками." (https://grenzlos.livejournal.com/103492.html)

Ох, и прав был Шпет:

"Исключительно утилитарное отношение к культурному творчеству проистекает или из варварского непонимания того, что такое наука, искусство, философия, или из органической неспособности к свободному творчеству, из бездарности... Таким образом, общий итог условий, при которых развивалась философская мысль в России, короток. Невегласие есть та почва, на которой произрастала русская философия. Не природная тупость русского в философии, как будет показано ниже, не отсутствие живых творческих сил, как свидетельствует вся русская литература, не недостаток чутья, как доказывает все русское искусство, не неспособность к научному аскетизму и самопожертвованию, как раскрывает нам история русской науки, а исключительно невежество не позволяло русскому духу углубить в себе до всеобщего сознания европейскую философскую рефлексию. Неудивительно, что на такой почве произрастала философия бледная, чахлая, хрупкая. Удивительно, что она все-таки, несмотря ни на что, росла." (https://www.litmir.me/br/?b=190614&p=13).

Все эти справедливые слова тысячекратно применимы к нынешней обстановке.

Неудобные специалисты

"в наши нынешние времена всеобщего околоинтеллектуального трёпа просто неудобно, нельзя себе позволить иметь основательных "специалистов, которые бы хорошо знали, о чём они говорят". Просто потому, что хорошо знают языки, из первоисточников знают "идеи" в их культурно-исторической взаимосвязанности, разбираются в текстах с их тонкостями и частностями.

Ведь гораздо легче говорить о том, о чём не имеешь представления или представление самое приблизительное!"

(https://edgar-leitan.livejournal.com/159503.html)

А ведь написано дражайшим Эдгаром еще в 11-м году! И нынешнее положение дел только подтверждает эту чудовищную в своей простоте и цинизме истину.

Таково, например, положение в одном институте:

http://argumenti.ru/society/2019/05/613229?typelink=openlink (и судорожное опровержение:http://www.ifes-ras.ru/news/event/2465-zayavlenie-direktora-idv-ran-sg-luzyanina)

или в другом:

https://www.facebook.com/notes/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D1%81%D1%8C%D1%8F%D0%BD/%D0%BE-%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B9-%D1%81%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%82%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%BD/2393759664032302/

уж молчу про vox clamantis in deserto досточтимого А.Г.Дунаева:

"Плачь, душа моя, плачь, над грудами погребенных святоотеческих творений, над древними богослужебными текстами в пыли библиотек, над безгласными крюками, задохшихся в переплетах, облегчи горе свое! Плачь над нераскаянным людским невежеством, возомнившим себя добродетелью! Плачь над непревзойденной интеллектуальной и пластической красотой древнегреческого языка, вполне ведомой в России лишь единицам! Плачь над вином древним, закупоренным и запертым, чтобы не напоило и не опьянило оно нас крепчайшей святоотеческой выдержкой! Плачь над пиршеством этим, от которого падают нам крохи вместо краюх и цельных караваев! Плачь, ибо справедливо недостойны мы богословских щедрот от стола Господского."

(http://www.danuvius.orthodoxy.ru/projects.htm)

Ни церкви, ни  государству, ни обществу не нужны знающие и качественные специалисты. Проще заниматься болтологией и слушать всевозможных "экспертов", знающих все про все.  Что ж, хавайте шашлычки, слушайте Бузову и Соловьева, болейте за наших, и к черту науку и знание! Ведь есть видеоблохеры и новый сезон "Игры престолов"!
Нелишним, впрочем, было бы вспомнить, что немало цивилизаций и обществ тяжело заплатили за подобное пренебрежение знанием.

"Времена не выбирают, в них живут и умирают", увы. И получается все прямо по Владимиру Семеновичу (https://www.youtube.com/watch?v=DXpzo5Vla_U)

Alchimia excrementorum, или Несколько слов о совейском традиционализме

С конца 90-х и до середины 2000-х слово "традиционализм" прямо-таки замелькало в разных СМИ (даже кондовейший Институт философии РАН издал кое-что из Генона в переводах Стефанова). Запестрели повсюду имена Дугина и Ко. Но речь, собственно, не о них. А о т.н. настоящих традиционалистах. Вернее, об одном из них, Джулио Эволе. Вернее, даже не о нем, а об одном переводе его работы, Metafisica del Sesso, Метафизика пола.

Собственно говоря, с научной точки зрения Эвола, как и прочие традиционалисты, интересен в первую очередь как представитель западноевропейского эзотеризма, изучением которого на Западе занимаются серьезные академические структуры. У нас первым (и - по крайней мере, по серьезности и скрупулезности подхода - последним) был А.Г. Дунаев (увы, сейчас он от этой темы отошел, а жаль, с его научной педантичностью и знанием языков он мог бы сделать очень многое в этой области) с тремя его статьями: " Лосевская концепция эпохи Возрождения и современная наука [(из истории европейского эзотеризма)]" (http://www.danuvius.orthodoxy.ru/esoter.htm), скромно озаглавленной как "реферат", а по сути - аналитический разбор предшествующих исследований по этой тематике, и "К истории греческого эпитета “энхеспалос”" (http://www.danuvius.orthodoxy.ru/Litvin.htm), а также замечательного анализа Гоголя в т.ч. и в аспекте эзотерики: "Гоголь как духовный писатель. Опыт нового прочтения «Петербургских повестей»" (http://www.danuvius.orthodoxy.ru/Gogol.htm). Все появляющиеся в настоящее время работы по эзотеризму (в рамках академических институций) выглядят (да и являются таковыми) в высшей степени вторичными (так, цитации античных, ср.-век. и возрожденческих авторов обычно даются по трудам западных исследователей, что указывает на печальный факт: наши доморощенные "эзотериологи" не владеют материалом и языками). Про самих (шизо)териков умолчу. Добавлю, что Стефанов и Головин (оба, увы, покойные) по крайней мере владели языками, читали авторов и делали переводы, сами, конечно, во многом будучи эпигонами и мистификаторами (Головин оч. любил ссылаться на несуществующие книги или выдумывать их). Ну да ладно, они были в бОльшей степени литераторами, чем (шизо)териками. Про прочих - молчим.
Вернемся, однако, к Эволе с его метафизикой пола, точнее - к ее (книги) переводу.
Текст издан оккультной ксегарней "Беловодье" в 1996 г. (там же выходили и неудобочитаемые переводы трудов Генона). Переводчиком обозначен В.Русинов, предисловие написал С.Ю.Ключников.
Первое, что меня удивило: перевод выполнен с французского перевода итальянского оригинала. Учитывая год издания, почему бы не взять 4-е исправленное и дополненное итальянское издание в серии "Opere di Julius Evola" издательства Edizioni Mediterranee, 1996 г? Или более раннее, 3-е, 1994? Текст издан достаточно академично, вычитан, дополнен по материалам автора. Более того, он сильно разнится с французским переводом (и уж тем более, с русским). Про чудовищность стиля перевода умолчу. Пролистав его, я обратился к итальянскому тексту и искренне изумился: не может быть одним и тем же человеком автор итальянского текста - ровного, стилистически выверенного, безэмоционального, по-своему академичного (Эвола ссылается по большей части на признанных авторитетов в области востоковедения (Туччи, Элиаде), этнографии и антиковедения (Фрэзер, Кереньи), психиатрии и психологии и т..д.) и невнятно бормочущий косноязычный дилетант текста русского. Но это полбеды - таковы результаты двойного перевода (возможно, виноват не отечественный переводчик, а французский, не понявший многого или понявший по-своему). Хуже всего - предисловие и комментарии (и послесловие) переводчика. Комментатор назойливо вставляет свое православное (!) понимание вопроса, вбабахивая в примечания целые отрывки из сидоровских и прохоровских переводов Максима Исповедника и Дионисия (Пс.)Ареопагита, уверенно поправляет и критикует Эволу за отсутствие православно-аскетической бдительности и протаскивание буржуазного эзотеризма. Из-за этого и без того тугой, прости господи, текст перевода воспринимается еще более странно.
Вывод: понятно, что текст переводился т.ск. для внутреннего пользования (шизо)териков, тем более Эвола был разрекламирован Дугиным. Однако, если бы (casus irrealis) в отечественной гуманитарной науке/среде действительно была бы потребность в изучении западного эзотеризма, то труды Эволы (как одна из значительных вех в истории традиционализма и правого движения в Европе) следовало бы переводить наново (в смысле - заново, а не в новомодном "нано-") с итальянского критического издания и снабжать настоящим академическим комменатрием. Это позволило бы познакомить читающую публику (а есть ли еще такая?) с настоящим Джулио Эволой, весьма специфическим и любопытным мыслителем из Италии.

P.S.
Для интересующихся тематикой и в частности именно темами, затронутыми Эволой в этой книге, рекомендую отличный религиоведческий сборник тех самых закордонных ученых: Hidden Intercourse. Eros and Sexuality in the History of  Western Esotericism. Edited by Wouter J. Hanegraaff and Jeffrey J. Kripal. Brill 2008. В сети он, кстати, есть, можно скачать.

P.P.S.

Разумеется, надо - со строго научной точки зрения - отдавать себе отчет в том, что авторы-традиционалисты по большей части были самоучками (или хуже - учениками самоучек-шарлатанов), не читавшими оригинальных текстов (в лучшем случае - академические переводы) и не имевших реальной практики с реальными наставниками. Понятно, что в большинстве своем это были люди увлекающиеся, близкие к литературной или художественной богеме, "мечтатели". По-настоящему, практиковали и владели тематикой очень немногие (навскидку - Элиаде, знавший санскрит и подвизавшийся в Индии у настоящих йогинов, Кристофер Скиппер, даолог, сам принявший даосское посвящение). А вообще, прав старик Лао-цзы: 知者不言,言者不知. Знающий не говорит, а говорящий - не знает. Что же до наших палестин, то тот же Дунаев издал замечательную книгу: "Путь к священному безмолвию", М., 1999, с переводами редких исихастских текстов. И что? Много ее читают и цитируют? Увы, но проще пить из мутных луж, чем припадать к оригинальному источнику.
Хау, я все сказал.

О новом клипе Rammstein (мелкие заметки)

Все в общем уже было изложено более-менее точно всеведущими "блохерами" и прочей (мало)почтенной публикой: правда, некоторые почему-то упоминают франков в первых кадрах, хотя Germania Magna, 16 AD относится к битве при Идиставизо (та самая «Долина Дев», где германцы как псы рвали центуриона Марка Крысобоя), в которой Арминий вел все же херусков, а не франков. Сама же сцена в лесу напоминает другую битву, в Тевтобургском лесу. При этом легионеры (я насчитал легата (Круспе) и простых легионеров) все вооружены пилумами, которые во время атаки на Германию все, кроме Круспе, держат наперевес (Круспе же правильно замахивается пилумом для броска), хотя, почему-то, на 25-й секунде он держит в руках гасту. Которая потом внезапно появляется в руках бородатого легионера (вероятно, галл или дружественный германец), у которого до того был пилум.

Самое, однако, примечательное, что все выспренние рассуждения сведущих (и просто наблюдательных) людей сводились к общим эпизодам истории Германии, при этом игнорируя некоторые детали. Про подлодку на космическом корабле астронавтов-героев песни «Amerika» промолчу, отсылка к фильму Петерсена (и книге Буххайма) «Das Boot» мне лично кажется достаточно очевидной.

Менее очевидно то, что никто (кажется) не заметил «преемственности» в истории мордобоя на кастетах между нацистом и коммунистом (так комментаторы условно назвали события Ноябрьской революции 1918 года, Novemberrevolution). История продолжается уже в KZ: герои опять стоят друг против друга, только в разных положениях – коммунист и еврей Линдеман (у которого на робе отчетливо видна звезда с желтым/белым треугольником вверх и красным - вниз) и штурмбанфюрер Круспе (с четырьмя ромбами в петлице). Шрам на левой части лица, вероятно, остался после того самого удара кастетом, которым его наградил герой Линдеманна в «ноябрьском» фрагменте.

Остальные персонажи тоже распределены весьма любопытно: заключенные (четверка участников Раммштайн) – Ридель – розовый треугольник (гомосексуалист), Ландерс – желтая звезда (еврей), Линдеманн (уже говорилось) и Лоренц – черный треугольник («асоциальный элемент», вероятно, психический больной, судя по потерянной улыбке, или пацифист).

Эсэсовцы – Круспе, дослужившийся до штурмбанфюрера, член партии (на галстуке значок НСДАП), Шнайдер – унтерштурмфюрер (три ромба в петлице). Самой загадочной оказывается чернокожая актриса, играющая роль «Германии»: разглядеть петлицы не очень легко, но судя по трем дубовым веткам, она занимает пост от бригаденфюрера до оберстгруппенфюрера.

Кстати, никто (опять-таки, кажется) не заметил, что на 4:01 минуте повязка у нее на правом глазу, а на 4:13 – на левом. Но может быть, это так и задумывалось режиссером клипа?



P.S.
Клип, конечно, объединяет и все прочие клипы и песни группы: сцена с чернокожей Германией на кресле-каталке - отсылка к "Keine Lust", ну с "Sonne" все понятно, как и с "Amerika", кадр с горящим "Гинденбургом" - "Du has(s)t", сцена с "поклоняющимися" беременной Германии астронавтами - "Mutter", многочисленные сцены с огнем - реминисценция на "Feuer frei", кадры с ползущими на четвереньках героями - "Mein Teil". Примечательно, что в "ГДР-овских" кадрах негритянка носит пилотку с советской кокардой, равно как и две веселые девицы тоже одеты в советские гимнастерки (блондинка - так кажется еще и с орденом - уж не за взятие ли Берлина?), у Круспе - два советских ордена ("товарищ"), у Риделя-космонавта - наградные планки - похоже, тоже советские, не разглядел точно. Любопытный момент: камера показывает в ГДР-овском кадре надпись "Rauchen verboten" (Курить запрещено), а в KZ-сцене на виселице - надпись "Fotographieren verboten" (запрещено фотографировать), словно в издевку: курят и пьют вовсю (судя по аппаратуре - в центре управления полетами), а насчет фотографий, сделанных нацистами в концлагерях, и так понятно.